На повестке дня

Слова, слова и нет слов

Д-р Лариса Амир (перевод эссе, опубликованного на иврите в Walla в 2010 г.)

15 лет.

Я начинаю писать, но слова не приходят, словно застряли в клавиатуре. Наконец-то, они появляются на экране, подобные листьям, слетающим осенью с  дерева, бежизненным, мертвым листьям. Вот уже 15 лет в это время года слова становятся безжизненными, теряют смысл.  Клише, лозунги, проклятия.

«Он убил демократию».

«Он убил мир».

«Он убил весь народ».

Жил-был народ, который говорил о мире. Были речи, были торжественные церемонии. Были почетные награды. Было много высоких, красивых слов. Как сказано: «Говорят: «Мир, мир»,  — но нет мира». Потому что мир не пришел. Вместо него пришли взрывы. Они пришли в автобусы, на рынки, в кафе. Пришли выстрелы на дорогах. Целые семьи ушли из жизни, как будто бы их и не было на свете.  Но речи не прекращались. Потому что никто не хотел спросить: что случилось с миром? Может быть, он заблудился? Кто сбил его с пути, кто сбил с толку всех нас?

В нашей стране после каждого промаха создается комиссия по расследованию. Когда в Иерусалима рухнули «Залы Версай» и 23 человека погибло, те, кто были признаны виновными в  халатности и ответственными за происшедшую катастрофу, были отправлены в тюрьму. Видимо, так и надо. Ведь жизнь и смерть – это не игрушки, неважно идет ли речь о жизни наших лидеров или простых людей. Есть ответственность, и есть цена.

Кто был признан виновным, когда рухнули соглашения Осло? Со времени знаменитого рукопожатия на лужайке Белого дома в терактах погибло около 1500 наших соотечественников: мужчины, женщины, дети. Таков результат промаха или самообмана, или, как на это сейчас намекают, политической слепоты. Конечно, террор существовал и до соглашения Осло. Но все помнят, каковы были размеры террора тогда, и как все изменилось сразу же после подписания соглашения. Кто  это расследовал? Кто несет ответственность? Кто заплатил цену?

Впрочем, кому нужно расследование, когда один-единственный обвиняемый изначально найден и заклеймен. Зовут его, разумеется, Игаль Амир. Это он в мановение ока разрушил мечту целого народа, и с тех пор весь народ никак не может исправить принесенный им вред.

Мало того, что та цена, которую он платит, превышает цену, которую взимают с тех, которые посылали самоубийц и стреляли на дорогах. Надо убрать его с глаз, надо заставить его замолчать. Можно ли себе представить, что вот уже 15 лет его держат в одиночном заключении и затыкают ему рот с помощью надуманных юридических обоснований и бюрократических процедур? Можно ли себе представить, что даже гипотетическая возможность задать ему несколько вопросов (причем, не в прямом эфире) оказывается не более и не менее, как угрозой государственной безопасности? Или же власть имущие просто ни за что не хотят позволить ему высказаться? А вдруг он сознается, что не намеревался  убивать ни мир, ни демократию, ни целый народ? Что если он скажет, что этот отчаянный, крайний поступок был для него последним шансом избежать скатывания в пропасть в той сумасшедшей реальности, которую принесло с собой «Осло», последним шансом избежать еще большего кровопролития? Разве это будет соответствовать тем нагромождениям бессмысленных клише, которые, словно  залежи облетевших листьев, собираются на земле уже 15 лет.  Что если вдруг начнется подлинная, серьезная и глубокая дискуссия, если станет возможным анализ: что тогда произошло? Что побудило совсем не склонного к нарушению закона юношу, бывшего солдата «Голани», успешного студента юридического факультета и хорошего товарища, совершить шаг, который превратит его в «мерзкого и отвратительного убийцу», как принято говорить в наших краях? Кто должен отвечать на эти вопросы? Да кто готов на них отвечать?

Потому что нет слов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *